Имя в культуре Анапы

Мария Свиридова: «Я живу, пока мне мечтается, и пишу, когда хочется петь»

Потомственная сибирячка и казачка, самая известная Снегурочка Анапы, летописец Городского театра, вокалистка ансамблей «Зарница» и «Родонея». В рубрике «Имя в культуре Анапы» Мария Свиридова рассказывает о любви к песням, проходящей сквозь всю жизнь, творческих идеях в народном фольклоре и образе артиста глазами фотографа.

Мария Олеговна Свиридова родилась 1 апреля 1979 года на Кубани в Тихорецке.

Вскоре семья переехала в Тамань. Там Мария окончила общеобразовательную школу и музыкальную школу по классу фортепиано.

В 2000 году окончила Анапский сельскохозяйственный техникум по специальности «техник-коммерсант».

В 2013 году окончила Краснодарский государственный институт культуры по специальности «менеджер социально-культурной деятельности».

С 1997 года работает в Городском театре Анапы.

Мария - мама двоих сыновей.

- Мария Олеговна, бытует мнение, что в культуре надолго остаются работать люди, которые несут в себе «гены искусства», будь то музыка, танец или театр. Ваш путь укладывается в эту гипотезу?

- С таким мнением я полностью согласна. Большинство моих родственников до третьего колена так или иначе были связаны с творчеством, с культурой. Пожалуй, главным человеком искусства в моей семье был дедушка, папин отец Виктор Данилович Куртуков, который «прожил» на сцене до 81 года. Он родом из Кемеровской области. Там всю жизнь проработал дирижёром духового оркестра, был и директором Дома культуры, и начальником управления культуры. Состоял в Союз композиторов тогда ещё СССР, был поэтом и просто фанатом своей работы.

В семье деда было 9 сыновей, большая часть из них посвятила себя творчеству. Два бабушкиных родных брата танцевали в Государственном ансамбле песни и пляски Кемеровской области. Сам папа с юности работал в вокально-инструментальном ансамбле. А папина мама - Валентина Макаровна - была археологом, а с 1977 года переехали в Тамань, бухгалтером-экономистом. Бабушка жива до сих пор, ей 87 лет, держит всех нас в ежовых рукавицах. У неё характер и сибирячки, и казачки: стальной. Правда, и мне часто говорят, что на неё похожа.

- Человек, родившийся 1 апреля, наверное, должен быть больше склонен к шуткам?

- А вот даже и не знаю… Когда я родилась, был выходной день. Папа – Олег Викторович Куртуков - работал: играл на танцах. Ночью примчался в роддом поздравлять. Родители ждали мальчика, даже имя приготовили – Руслан. А родилась я. В ту же ночь папа где-то увидел написанное на стенах роддома имя Маша. И тогда, ночью, родители решили, что назовут меня Марией.

Очень много мудрости и терпения передала мне мама – Надежда Дмитриевна. Она окончила медицинское училище и почти 30 лет проработала в ясельной группе в детском саду Тамани. Мама для меня – олицетворение спокойствия и справедливости. И я с детства любила прибегать к ней на работу, помогала делать самые разные методические пособия, придумывать игры для детей.

- А как пришли в музыку?

- В первом классе школы нас отбирали в музыкальную школу, во мне увидели задатки. Наверное, не ошиблись, потому что впоследствии на фортепиано я училась на одни пятёрки. Занималась вопреки всему: дома уроки не давала делать младшая сестра, ей не нравилось, что я играю. Поэтому бегала заниматься к папе в клуб, он тогда был руководителем целых трёх вокально-инструментальных ансамблей – взрослого коллектива «Тамань», детского «Весёлые ребята» и крымско-татарского «Достлар». Так получилось, что во всех трёх я солировала. Папа проработал в Доме культуры до самой смерти. Многие до сих пор его вспоминают с особым теплом. Он был похож на Александра Градского: с глубоким голосом и длинными волосами. Благодаря папиному характеру, открытости, радушию, у нас всегда был полон дом гостей, звучала музыка. И народная, казачья, и современная. С папой и его друзьями я ездила на все гастроли, выступала на каждом концерте.

- А поступили в медицинский?

- Когда пришло время поступать в колледж или вуз, папа занял жёсткую позицию. Сказал: «Про культуру забудь, хватит культработников в доме. Найди себе приличную профессию». Ослушаться не посмела. Но в Новороссийск, в медучилище не поступила и осталась работать в Тамани на машинно-счётной станции. Работа была сложная, очень ответственная, но и зарплата высокая, особенно для молодой девушки. И, конечно, продолжала петь в папиных ВИА.

Через год решила снова поступать, на этот раз в Анапу. Приехала подавать документы на заочное отделение и поняла, что хочу тут жить. Это было какое-то предчувствие, неодолимое влечение. Приехав домой, не могла справиться с волнением, так хотела в Анапу, хотя понимала, что лишусь и высокооплачиваемой работы, и гастролей с папиными ансамблями. И меня приняли на очное отделение.

В Анапе началась сложная, но совершенно удивительная жизнь: судьбоносные события наступали одно за другим. Заместитель директора техникума по внеклассной работе Антонида Васильевна Подоляк узнала, что я пою, взяла в программу посвящения в студенты, которая проходила на сцене театра. Вместе с ней пришли в Городской театр, чтобы записать фонограмму к модной тогда песне МГК «Горели свечи». В зале репетировала инструментальная группа. Сидим ждём окончания репетиции, и Антонида Васильевна вдруг спокойно, по-матерински: «Маша, посмотри на молодого человека с гитарой. Неженат, хорош, талантлив». Никаких мыслей о замужестве у меня и в помине не было, но кто ж знал, что спустя пять лет мы с Андреем Свиридовым поженимся…

- А в тот день?

- Я спела «Горели свечи», ансамбль мне подыграл. И сразу же предложили стать у них солисткой. Они, наверное, и не представляли, что после отъезда из Тамани мне отчаянно не хватало песен, выступлений, гастролей. И ещё одно судьбоносное совпадение: руководитель коллектива Дмитрий Белокрылов, как оказалось, несколько лет назад работал вместе с папой. И помнил меня – маленькую, а повзрослевшую не узнал.

И события закрутились с новой силой. В техникуме пошли навстречу, разрешили свободное посещение. В Городском театре предложили работать секретарём, потом администратором. В те же годы поработала пару сезонов с Михаилом Галустяном администратором команды КВН «Утомлённые солнцем».

Параллельно развивались отношения с Андреем. Он тогда играл в рок-группе «Другая Луна», глубоко был в музыке. Андрей познакомил меня с искусством рока, джаза и практически каждый день, проведённый рядом с ним, приносил множество открытий. Сейчас Андрей Свиридов– один из самых профессиональных и востребованных звукорежиссёров Краснодарского края. Организаторы концертов и шоу его хорошо знают и просят, чтобы на всех ответственных мероприятиях работал именно он.

А ещё Гортеатр оказался большой семьёй. Свадьбу в 2002 году мы сыграли там же, собрался весь коллектив, на сцене организовали фуршет. В этот же день все вместе уехали в Тамань и продолжили там. У меня и дети, можно сказать, в Гортеатре родились. Когда на свет появился старший, шла планёрка, тут же громко объявили, посыпались поздравления.

Культура Анапы – это большая добрая семья. У нас и кумовья все в культуре работают. Сын Саша много лет занимался в коллективе «Солнышко», пел и танцевал. Правда, профессионально в культуру идти не хочет, пока тянется к военному делу. Младший сын Роман впервые на сцене появился, когда ему было 2 месяца. Мы с ним участвовали в конкурсе оформления колясок 1 июня. Наш транспорт был оформлен в казачьем стиле, и мы заняли 2 место. Награждение проходило на большой сцене на театральной площади. Сейчас младший Свиридов занимается в театре миниатюр «Овация». Антонида Васильевна и Сергей Сергеевич Подоляк стали мне вторыми родителями. То давнее предчувствие не обмануло, Анапа оказалась очень счастливым городом для меня.

- Не скучали по родителям?

- Конечно, были минуты, когда одолевала грусть, тянуло домой. В своё время мама меня очень опекала, многое за меня делала. А тут приходилось выживать самой. Чтобы не просить у родителей деньги, устроилась работать уборщицей в типографию, которая находилась на территории техникума и общежития. В первое время совмещала работу и учебу, пока не устроилась в театр. В какой-то день бродила по городу, и такая тоска накатила по дому, по той беззаботной жизни, что была в детстве, в юности. И в голове сами собой начали появляться строчки. Почти не спала, за три дня написала около 20 стихотворений. О маме, о детстве, о любви, о жизни.

Я хочу в своей Книге Жизни

По-другому собрать страницы.

Чёрно-белые просто сжечь,

А цветные хочу сберечь.

Строки Детства размножить хочется

И собрать их в большие тома.

А во взрослую жизнь добавить

Больше нежности, света, тепла.

Я добавлю картинок ярких,

Всё, что в будущем видеть хочу…

Очень жаль, что в реальной жизни

Сделать этого я не могу.

Говорят, три желанья сбываются,

Надо очень лишь захотеть.

Я живу, пока мне мечтается,

И пишу, когда хочется петь…

- Какие пронзительные строки… А на сцене Вы задорная хохотушка.

- Я не очень эмоциональный снаружи человек. Эмоции накапливаются внутри. Пока обдумываю их, подвожу итоги дня, успокаиваюсь. Видимо, так эмоции в стихи и выливаются. А на сцене я «в образе». выкладываюсь, не могу не прожить, прежде чем спеть. Тем более, казачьи песни очень жизненные и душевные.

В 2000-м году меня пригласили петь в ансамбль казачьей песни «Зарница». Иван Иванович Иванов создал ансамбль народных инструментов, а через год к нему добавился вокальный ансамбль. Тогда собрались Юрий Цыганок, я, Вячеслав и Светлана Соколенко. Так появилась «Зарница». Руководил нами заслуженный работник культуры России, сибиряк Анатолий Михайлович Буренков. После его ухода из жизни нас «подхватила» молодая и очень профессиональная Кристина Халецкая, она вывела «Зарницу» на более современный уровень, добавила хореографию, занятия по вокалу. Сейчас у нас трёхчасовые репетиции 4 раза в неделю, и результат заметен. Готовимся к юбилею: в следующем году «Зарница» отметит 20-летие.

- А как создалась «Родонея»?

- В какой-то момент собрались с девочками и решили расширить репертуар. Захотелось пошкодить, похулиганить. Создали коллектив себе в удовольствие, чтобы донести народную культуру до молодёжи. Кристина Халецкая стала руководителем, я взяла на себя роль идейного вдохновителя, в какой-то степени даже режиссёра. Но костюмы, образы обсуждаем все вместе. И настолько «спелись», что точно знаю, что это ещё одна моя настоящая семья. Нынче коллективу уже 5 лет.

Интересно родилось и название. Кристина родилась на Урале. Предложила назвать группу как-нибудь красиво, как называются самоцветы. Почитали, нашли камень Родонит. Он считается полудрагоценным, камнем творческих людей. А поскольку ансамбль женский, то переделали его в «Родонею». И сразу новые ассоциации посыпались: и имя девушки, и род, и продолжение жизни. Придумали целую легенду, которую рассказываем зрителям: «Жила на свете девушка Родонея. Земным людям она приносила счастье и достаток. Когда она появлялась, в селеньях собирали богатый урожай, больные выздоравливали. Родонея стала нашим талисманом. Поэтому, пока мы поём, всё окружающее вокруг расцветает, а люди исцеляются». Что интересно, на зрителей эта добрая легенда производит впечатление. Многие говорят, что слушают нас, и мурашки по коже, значит, какие-то процессы и правда происходят. А нам в радость. Если у людей настроение поднимается, значит, мы всё делаем правильно.

Тем более, поём русские фольклорные и современные песни, некоторые переделываем в шуточные, как, например, «Не в лабутенах», а ещё исполняем кавер-версии известных российских песен. Публика в восторге. А мы понимаем, что если в таком русле песни подавать, то люди по-другому на нас смотрят. Начинают ценить народные песни, вспоминать любимые песни родителей. Ведь в конечном итоге наша задача – развивая культуру, сохранить настоящее народное творчество. К тому же от довольного зрителя и энергию получаем, заряжаемся. Удивительно, но даже если был тяжёлый день, энергия приходит моментально, стоит надеть сценический костюм.

- Получается, что династию рода в культуре Вы всё же продолжили?

- Могу сказать только одно: огромное счастье иметь работу, которая приносит удовольствие. Многие спрашивают: сложно ли работать в культуре? Говорю, что главное – желание. Ведь поступить в колледж или вуз в области искусства не так уж сложно. Но работать в культуре остаются лишь те, кем движет страсть, неумолимое желание, жажда сцены и любовь к зрителю.

- Много лет Вы работали Снегурочкой в новогоднюю ночь в Анапе, поёте народные песни, занимаетесь продвижением коллектива. Что ещё в жизни хотелось бы реализовать?

- Иногда чувствую, что не хватает научного багажа. Причём, именно знаний о человеке. Поэтому где-то в мечтах – учёба на филолога или психолога. В ближайших планах – серьёзная практика в фотоискусстве. И тут мне опять повезло: директор Городского театра Татьяна Павловна Залесская, после декретного отпуска предложила должность, где в мои обязанности входит фото мероприятий и статьи о них, а также сбор портфолио коллективов. И хотя раньше я фотоаппаратом не интересовалась, но, попробовав, поняла, что мне это безумно нравится.

Мне кажется, что я чувствую людей на сцене. И каждый раз хочется уловить мгновение, запечатлеть эмоцию и показать это всему миру. Взяв в руки фотоаппарат, вижу каждого исполнителя и знаю, что хорошее фото передаёт его настоящую артистическую натуру, характер, искру актёра. Поймать её – великая удача и для фотографа, и для самого артиста.

Любовь переполняет Душу мне!

Ах как же хочется мне Ею поделиться!

И если бы от этого все становились бы добрей,

Я отдала бы все, до самой маленькой крупицы.

Берите! Люди! Мне не жалко…

Посейте в Душах у себя Любовь!

Взрастите это чувство, улыбайтесь!

И обретет цветные краски мир наш вновь!

Войти

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня