Имя в культуре Анапы

Анатолий Атрашевич: «На сцене мы делимся состоянием души»

Народный казачий хор Анапы - хранитель традиций, песенного наследия казаков, а также один из самых знаменитых творческих коллективов курорта. Его руководитель, заслуженный работник культуры Российской Федерации, почетный гражданин города-курорта Анапа, Анатолий Атрашевич большую часть жизни посвятил традиционному песенному творчеству кубанского казачества, сбору и изучению народных обрядов, обычаев и фольклора. В рубрике «Имя в культуре Анапы» он расскажет о миссии своего коллектива, начале своего творческого пути и планах на будущее.

Мало кто знает, что страна потеряла толкового геодезиста, у которого уже в 18 лет было в подчинении 5 человек и две лошади. Но все изменили армия, баян и тяга к новым знаниям. За три года службы он успел стать руководителем хора солдат из 60 человек, участвовал в жизни местного оркестра и танцевальной группы. Поступив в Краснодарский институт культуры без музыкального образования, он выучился на хормейстера, более 10 лет руководил казачьим хором в Геленджике, выступал с концертами за границей и, в середине 80-х приехав в Анапу, основал народный казачий хор, которому в этом году исполняется 35 лет.

- Такой большой юбилей! За эти годы, какой самый частый вопрос Вам задавали?

- Многие спрашивали, зачем мы поем на украинском? Сейчас это всех особенно беспокоит. Да потому, что эта территория была заселена украинцами. Но так получилось, что язык украинский, также как и русский, менялся. Поэтому казаки со временем стали говорить на смешенном украинско-русском наречье – балачке, которая по сей день сохранилась в станицах и хуторах. Эти украинцы принесли свою культуру. И мы поем не на чистом украинском, а на той самой балачке. Что интересно, даже в Сибири поют эти песни, только они переведены и для рифмы в них оставлены два-три слова, потому что их ничем не заменить.

- Что самое главное Вы вкладываете в свое творчество, что считаете основным в своей деятельности?

- В свое время у меня был большой коллектив в Геленджике. Ездили с концертами за границу. И куда бы ни приехали, на нас смотрели, как на космонавтов: никогда не видели такие костюмы, не слышали такие голоса. Меня спрашивали: «У вас еще есть такие коллективы?» Да, говорю, очень много. Их это очень удивляло, потому что свою традиционную культуру они ликвидировали, у них практически ничего не осталось, поэтому завидуют.

Наша общая задача сохранить идентичность народа, чтобы не слиться с остальными, занимаясь только классическим искусством. Мы должны сохранить свой язык, свои традиции, свою культуру. И мой коллектив несет эту функцию. Для этого мы стали все записывать на цифровые носители. Делаем все возможное на своем уровне, чтобы сохранить целый пласт песенной культуры. Народ жив, пока живы его традиции. Время поменялось. Если раньше петь было нормой жизни, едем на ток на грузовиках – поем, собираемся во дворе – поем, то сейчас это ушло.

- Чтобы реализовать такие большие цели, нужно собрать единомышленников, неравнодушных. У Вас это получилось.

- Да. Сейчас у нас в репертуаре 200 песен. Такие проекты очень редки, потому что записаться на фонограмму стоит больших денег. Но у нас подобралась отличная команда ребят-энтузиастов, которые это дело любят и хотят в нем все поучаствовать. Если бы не мои ребята, не было бы и меня как руководителя. Мы все объединены общей культурой и верой. Благодаря этому человек становится добрее, и, какие бы у него не были трудности, он в этом единении находит утешение, получая и отдавая свое добро. Это важная потребность человека. Все хорошее, что ты отдаешь, обязательно вернется, а мы, выходя на сцену, делимся состоянием души.

- Как подбираете песни? Как решаете, что зайдет?

- Репертуар зависит от руководителя. Предложения вносят, конечно, все, но решения принимаю я. А это самое трудное в жизни. Беру проверенные песни Г.Д. Заволокина, В.Г. Захарченко. Но больше народные Редко связываюсь с самодеятельностью. Равняюсь на то, что уже исполняли профессиональные хоры. Мы столько песен за 35 лет перепели! 200 песен – это только то, что удалось вспомнить.

- У хора есть свое лицо, характер. Выходите и сразу понятно – всё настоящее: каждое слово, каждое движение, мимика. Как этого добиться, чтобы зритель верил?

- Часто большие коллективы долго не сохраняются. Они перерастают себя, начинают распадаться. У меня коллектив в основном состоит из представителей старшего поколения. Есть люди, которые поют по 30-35 лет, с момента создания. Коллектив любительский, но у нас налажена система вокальной подготовки, чтобы все пели в одной манере. Хор без единой манеры пения – это толпа. У нас манера пения черноморских казаков. Себя мы называем коллективом-спутником Кубанского казачьего хора. Мы делаем общее дело. Сам Захарченко со ст. Дядьковской, Черноморский казак. Другая манера у коллектива «Криница», поют на русском с небольшими вкраплениями украинского, – характерно для линейных казаков.

А еще индивидуальный подход к каждому исполнителю. Одного нужно только хвалить, боже упаси его поругать. Другого - наоборот. А есть и те, которых нужно просто убирать из коллектива. Называю их блуждающими, чаще всего это мужчины. Хотят где-то быть пристроенными, расхолаживают коллектив своим равнодушием, отсутствием стремлений. Работать с коллективом сложно, нужно быть и строгим, и чутким. Знать, у кого что в семье, может кто-то приболел, к кому-то родственники приехали, у кого-то ремонт. Им, чтобы ходить на хор, нужно свободное время, а его очень мало. Жертвуя своими делами, они ухитряются приходить, совершают свой внутренний подвиг.

- Как Вы пришли к пониманию казачьей песни? Где истоки ее звучания, почему оно такое?

- Казачье пение громковато. Хоры севера и центральной России поют мягче, протяжней, лиричней. Почему? Там жили люди несвободные. От женщин тоже многое зависит. Обижены судьбой, несчастны – это придает пению грустные, печальные оттенки. У нас такого нет. На Кубани жили свободные люди, от них все передавалось и женщинам. Они были внутренне не менее свободными. Они не были покорными, у них был казачий дух. Они никогда не пели плаксиво. Даже самые трагические песни исполнялись на подъеме. Пение у них более открытое, с сильным посылом, громкостью, чтобы в ветер в степи его не смог сдуть. Пели крепко.

Чем отличается казачье пение от другого? Куражом. Будто говорят: «Мы сейчас покажем, кто мы такие!». Основное - это дух. Когда хор поет, человек, сидящий в зале, не понимает, что с ним происходит. Его сметает эта мощь, энергия. Это всегда чувствуется.

- Какие у Вас цели в юбилейный год?

- Как и всегда будем разучивать новые песни, записывать их. Человек живет, пока у него есть цель. А у нас цель большая.

Историческая справка

Анатолий Аркадьевич Атрашевич родился 29 сентября 1946 года в Минске в семье кубанской казачки и белоруса. После Великой Отечественной войны отец будущего музыканта из летчиков-инструкторов перешел в гражданскую авиацию, и семья Атрашевичей часто переезжала. В 1959 году они приехали в Краснодар и обосновались здесь окончательно. В 1964 году Анатолий Атрашевич окончил Пашковский сельскохозяйственный техникум по специальности «Землеустройство», а в 1972 году отделение хорового дирижирования Краснодарского государственного института культуры. Больше 10 лет руководил казачьим хором во Дворце культуры города Геленджик, где заведовал методическим кабинетом, проявил себя как талантливый сценарист-постановщик театрализованных представлений и праздников. Но главным детищем музыканта стал анапский казачий хор, основанный в далеком 1984 году.

За это время стараниями участников хора собран бесценный материал народных обрядов и традиций песенного казачьего фольклора Анапского района и Кубани. Народный казачий хор с честью представлял народное искусство Кубани в Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции. Коллектив был участником телепроекта Первого канала «Играй, гармонь», принял участие в гала-концерте «Кубань поет Пономаренко»/ Многие песни хора звучат в эфире радио «Казак FM».

Творческая деятельность Анатолия Атрашевича давно получила общественное признание. За годы, отданные работе в культуре, он награжден знаком «Отличник курортов профсоюзов», бронзовой медалью ВДНХ СССР, знаком «За отличную работу» Министерства культуры СССР, нагрудным знаком «За верность казачеству», почетным званием «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», медалью «За выдающийся вклад в развитие Кубани», медалью «За выдающийся вклад в развитие города-курорта Анапа». В 2012 году Анатолий Аркадьевич был избран председателем Анапского отделения Российского хорового общества, в 2014 году стал победителем конкурса «Профессионализм. Достоинство. Честь» в номинации «Моя жизнь – культура», а в 2015-м ему присвоено высокое звание «Почетный гражданин муниципального образования город-курорт Анапа».

Войти

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня